ВЛАДИВОСТОК.
айсберг
kitoboi
гл.282 Хроника.
Владивосток.
Мыс Голдобина-пилоны подвесного моста через бухту Золотой Рог вижу на картинке ТВ-наконец сбывается
обещание Хрущева сделать Владивосток похожим на Сан-Франциско- как тяжел и долог путь обещанного -
целых две жизни двух поколений...
А работы непочатый край.Есть о чем задуматься Академии Наук.
Время убыстряет темп, земля скудеет, а наше общество занято мелкими дрязгами с самовлюбленными вождями.

ВЛАДИВОСТОК.
айсберг
kitoboi
гл.282 Хроника.
Владивосток.
Мыс Голдобина-пилоны подвесного моста через бухту Золотой Рог вижу на картинке ТВ-наконец сбывается
обещание Хрущева сделать Владивосток похожим на Сан-Франциско- как тяжел и долог путь обещанного -
целых две жизни двух поколений...
А работы непочатый край.Есть о чем задуматься Академии Наук.
Время убыстряет темп, земля скудеет, а наше общество занято мелкими дрязгами с самовлюбленными вождями.

ЯВДОХА ЯКИМЕНКО.
айсберг
kitoboi
Это имя и фамилия моей двоюродной сестры.Отец ее помер рано и мать ее, тятя Галя, вышла замуж
за другого.Жили они в городе Хороле . Сестра училась в пединституте в городе Кременчуг.И вышла там замуж за политрука из дивизии Рокосовского ,которая там стояла.
.Любовь ее была трагичной , не доезжая до фронта.всех офицеров его полка на каком то полустанке фашисты перестреляли .Об этом писал и Рокосовский.
Сестра возвратилась в родной город вдовой.
Началась оккупация и длилась она два года.
В городе фашисты создали один из крупнейших концлагерей. Сестра спасла много солдат , добывая в соседней деревне у родственника-старосты фиктивные справки. И сама спасала , спасла солдата-еврея и потом вышла за него замуж и прожила с ним счастливо всю жизнь.
Как оценить подвиги женщин -тружениц....
Моя учительница Раиса Михайовна Пархоменко с мужем прятали у себя Басю Михайловну Стендер и спасли
ее.Она была у нас в школе директором.Прятали у себя во дворе два года, рядом с зданием Гестапо.
Кто посмеет усомниться в героизме таких людей ? Но за годы моей учебы в школе я не слышал от
них ни слова об этом.Обе боялись, что их ошельмуют лжепатриоты.
...Народ истосковался по добру и чуткому слову.Только и слышишь, что вокруг враги.
Так могут думать люди с черной совестью, потеряв власть над рабсилой они придумывают новые законы ,
шьют себе маршальские штаны и грабят народ и лезут в новоявленные вожди.

ЧАША ПОЛНА,ЖЕНА ГОЛОДНА.
айсберг
kitoboi
Пока вожди упиваются заботами о своей поросли и любовницах , а не о скудости жизни простых граждан - добра не жди и пьянство не изжить. Глупо ждать, когда у лошади вырастут рога.
Только сытый народ бывает здрав и здоров духом и его не тянет на поголовную выпивку.
Только во хмелю можно так рассуждать, как Проханов или Леонтьев и Михалков.
Гозман прав. Я отдаю должное заботливости и трудолюбию еврееев.Мой отец , инвалид второй гр.
говорил , что после войны евреи проявляли чудеса изворотливости , чтобы помочь людям и самим выжить и организовывали торговлю.
Жизнь не похвальба , а осмысленная работа над собой и с людьми. Пугать не кого!
Самое опасное -неустойчивость мышления
лидера ., отсутствие задерживающих умственных центров...-ведет к потере народом реальных ориентиров.

О МАЕ 1945 года
айсберг
kitoboi
Помню в те дни в нашем хуторскм магазине, вернее лавке Сельпо
продавщица и бригадир с завхозом вынимали с больших рогожных мешков с американскими эмблемами еврейской организации вещи и продукты , говорили это помощь из Америки. Помню там были большие банки тушенки и маленькие плоские баночки копченой мойвы , с прожаренной в масле косточкой -мы впервые видели такое и удивлялись. Там было и несколько громадных солдатских ботинок.Были и конфеты. НО всех удивили рыбные консервы.Их можно было есть не опасаясь костей.
Над деревнями летали американские крупные самолеты, их сопровождали наши юркие истребители .
Иногда возникали воздушные бои, тогда в небе рвались белыми шарами разрывы от снарядов зениток
и плавно оседали по сторонам самолетов то выше , то ниже.
Помню тогда все девушки радостно распевали песню о Дж. Ланкастере и
,,Америка России подарила пароход...,,
. Приезжали солдаты на ,,Студабеккерах,, и грузились картофелем.От них
шел запах бензина и техники, очень непривычный в хуторе.
Все ждали конца войне и обещали заезжать после.
А бабушка ждала Володю из Житомирщины, который в 41ом году,в августе
месяце перед отправкой на фронт косил в колхозе пшеницу и обещал заехать к нам после победы.. Он умел делать ,,сопилки,, с бузины и свистки из орешины и учил нас с братом игре.Как горевала о нем бабушка, как о своих сыновьях.
Для многих сегдня война-это кино . а тогда -это было горе и страх похоронок.

ОСИРОТЕЛА ДУША
айсберг
kitoboi
У порога под навесом у двери библиотеки кто то сложил горкой книги,
там был двухтомник Шолохова с Леоновым и ,,Угрюм -река,, , и Бабель, и Успенский и Нагибин с Шукшиным и Фурмановым.
Знать умер старый хозяин квартиры .
-За праздники подбросили1-говорит дворник.
...- А Чо держать в доме макулатуру, теперь все есть на компьютере,-говорит мне молодой парень и пинает горку грязной кэдой.
...Все это так. Но я беру в руки , листаю хорошо сохранившиеся книги и листаю.Почти на каждой подарочная надпись: ,,Дорогому ...любимому
внуку на добрую память ...,,. С книг высыпаются открытки.
,,Хорошо что фотографий нет,,-думаю и представляю и ушедших владельцев
книг и молодою их смену ....
Напрочь рушится связь поколений и в душах молодых наступила новая весна
с новым зовом жизни без сталинских идолов.
Трудно не согласиться с Юрием Нагибиным, что немыслимо одним махом,
одним умом осмыслить ужас той жизни, которую прожили наши отцы и деды.
Молодым есть над чем задуматься.

моя страница на Facebook
айсберг
kitoboi
http://www.facebook.com/vasilii.dovbnya

ШАРОВАЯ МОЛНИЯ
айсберг
kitoboi
Читая Гранина, о гибели сынишки Петра Первого, я вспомнил, как и моего двоюродного брата Васю преследовали шаровые молнии… Он даже в обычные дни был так наэлектризован, что бывало мы отскакивали от него от неожиданного соприкосновения, в грозу, особенно с низкими грозовыми тучами и молниями, мы - пастушки, боялись идти с ним рядом.
Босые, без головных уборов, помню в грозу и дождь мы вместе со стадом спешили на обед. Серый ливень лил стеной, небо раскалывалось от грома и прямо над нами сверкали молнии. При одном ударе грома все вокруг стало синим , шаровая молния кажется плюхнулась в грязь дороги и несколько коров раскорячив ноги упали от страха. И все это рядом с моим братом. Его сбивало с ног несколько раз. Он плясал, как на батуте, с ужасом на лице.
Мы подошли к колодцу и начали поить коров. Брат Вася стоял на срубе и бадьей на шесте наливал в желоб воду.
Стало стихать и проясняться. Вдруг снова небо треснуло и над
братом на журавле заискрило. Брат полетел в колодец.
Водопой был в долине, и глубина колодца была всего несколько метров. Опустив шест с бадьей, мы вытащили брата. Все это в молчаливой суматохе, без ругани, молча с непроизвольным нашим мычанием вместо слов, т.к. все торопились действовать, и были в испуге.
Брат Вася был крепкий мальчик, как литой, даже в шахте, где он потом работал, он говорил, иногда его било током. Два раза заваливало в лаве, ломало ноги.
У него выросло два сына и много внуков.
А молнии беспокоили его до конца жизни. Природа - странная вещь.
Бабушкина подруга баба Хрыстына говорила о нем: «Сирота, кто его тронет - того бог накажет».
Вася был сильным и всегда аккумулировал на себя нашу энергию. Он сердился, когда мы напоминали ему об этом.

И на мой день рождения тоже...
айсберг
kitoboi
http://www.onlinetv.ru/video/544/?trailer=1&autostart=1

КОРМИЛИЦА
айсберг
kitoboi
Пастухи, за ум и сообразительность, прозвали нашу корову «Баба». Напрасно думают наши правители и миллиардеры что они мудрее скотины.
Наша Баба была практичной и не слушалась меня, как маленького пастушонка. Осенью, при определенном наклоне Солнца к закату Баба незаметно отдалялась от стада и убегала в поле на свекольные поля, лакомиться ботвой. Догнать я ее не мог и возвращался домой, плача, один.
Дома все волновались, но отец говорил:
- Свою дорогу домой она знает, придет!
И действительно при свете керосиновой лампы, сидя за ужином, мы слышали шуршание бабиных губ по стеклу окна и ее мычание, казалось, она извиняется за свои вольности. Она ходила смело, не останавливаясь грозно сопя, выставив вперед свои острые рога.
- Пришла , нагулялась! - радовались бабушка и мама, а я на нее обижался, но любил ее.
Звали корову, на самом деле, Маруся, она была крупной, рыжей и бодливой.
Ее боялись сторожа, карначи и все, кто встречался ночью на ее пути.
- Вольному - воля, а смелому простор нравится! - смеялись старики.
- Упрямая, как настоящая баба, ее нрав не переиначит! - говорили все.

Оккупанты конфисковали у нас Марусю и угнали, но она бежала и возвратилась домой.

Всю жизнь она радовала нас.

?

Log in